Меню

Все директора рыбинских моторов

Заглохшие моторы или почему падают самолеты?

Выпуск непрофильной продукции, такой, как снегоходы и водные мотоциклы, сами авиационщики определяют как забивание гвоздей микроскопом. Конечно, какие-то деньги на этом завод зарабатывает. Куда они деваются — это у же другой вопрос. Во всяком случае, не на зарплаты, это точно

Самолеты падают. К регулярным сообщениям об авиакатастрофах в нашей стране уже привыкли. Изношенность российского авиапарка давно находится за гранью допустимых пределов. «Что самолеты падают — неудивительно, удивительно, что они еще до сих пор летают» — так говорят об этом сами летчики.

В общем, о плачевном состоянии нашего авиапрома можно рассказывать долго. Другой вопрос, почему он оказался в таком состоянии? Мне кажется, иллюстрацией к этому вполне может служить грустная история завода «Рыбинские моторы», бывшего флагмана нашей авиационной промышленности.

От унитазов до авиационных моторов

Теперь начало 90-х годов в нашей стране называют смутными временами. В мутной воде, как известно, ловится самая жирная рыба. Политические и финансовые карьеры, сделанные тогда, до сих пор вызывают удивление во всем мире. Во-первых, своей авантюрностью, а во-вторых, полным пренебрежением ко всем правовым и морально-этическим нормам, принятым в любом цивилизованном обществе.

Карьера нынешнего генерального директора ОАО «НПО «Сатурн» (объединение на базе завода «Рыбинские моторы» и КБ «А. Люлька-Сатурн») Юрия Ласточкина во многом типична. После окончания Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова будущий олигарх начал свою трудовую деятельность на Волжском машиностроительном заводе в качестве бухгалтера. В 1992 г., подобно многим, ушел в частный бизнес.Торговал компьютерами, магнитофонами, унитазами. Словом, всем, что продавалось.

Завод «Рыбинские моторы» находился в то время на грани банкротства. Спасти предприятие пытались через акционирование. Тогдашнему генеральному директору «Рыбинских моторов» Валерию Шелгунову понравился скромный юноша Юра, средней руки коммерсант из города Ярославля, хорошо разбирающийся во всех перипетиях нового российского рынка ценных бумаг. Именно ему он поручил провести скупку акций предприятия и даже в знак благодарности сделал того своим заместителем по экономике и финансам. Акции Ласточкин действительно скупил. Правда, в свою пользу.

Итог понятен. Отец-благодетель Шелгунов получил отставку, а вместо него генеральным директором и, добавлю, собственником завода стал Юрий Ласточкин. Шелгунову, против которого было сфабриковано уголовное дело по обвинению в клевете, пришлось вообще уехать из города.

История, конечно, некрасивая, но вполне в духе времени, когда бывшая государственная собственность, что называется, лежала на дороге. «Красные» директора, волей случая обреченные на самостоятельное выживание, еще плохо ориентировались в новых акционерных взаимоотношениях. В результате собственниками заводов и фабрик буквально за копейки оказывались совсем другие люди, далекие от производства, но зато близкие к определенным кругам за колючей проволокой.

Став хозяином, Юрий Ласточкин не изобретал велосипедов и не открывал Америк. Схема обычная. Как правило, начинаются массовые увольнения нелояльных и расстановка на ключевые посты своих людей, подбираемых в первую очередь по принципу личной преданности.

Второй этап освоения собственности — повальная экономия. На зарплатах, на социальных объектах, на жилом фонде. Сокращение рабочих мест на заводе стало уже нормой. А куда пойти работать, если город маленький и других возможностей почти нет. Бросать все и уезжать?

Завод «Рыбинские моторы» — предприятие градообразующее. А это не только сам завод, но и жилой фонд, поликлиники, санатории, детские лагеря и так далее.

Все это нужно работникам предприятия, но прибыли, естественно, не приносит. Значит — выкинуть. Другими словами, передать в ведение и без того нищего городского бюджета. Именно так развивается сейчас ситуация в городе Рыбинске. Все социальные объекты переданы городу. В итоге, конечно, страдают работники завода, вынужденные жить в домах с протекающими крышами, лечиться в больницах, где даже бинты в дефиците, или отправлять детей в школы, где температура зимой приближается к уличной. Часть рабочих завода живут вообще на птичьих правах в так называемых общежитиях, от которых завод уже отказался, но и город взять на себя не торопится. Но кого это волнует?

Рабочие завода рассказывают, что сейчас их зарплата ниже, чем даже в городе Ярославле, который высокими заработками не отличается, и ее задержки на «Рыбинских моторах» — дело обычное.

Читайте также:  Выключается мотор колесо при нагрузке

Да и откуда взяться прибыли? Завод топчется на месте. Если раньше в год выпускалось порядка пятисот моторов и около шестисот ремонтировалось, то сейчас эти цифры в десятки раз ниже. Выпуск непрофильной продукции, такой, как снегоходы и водные мотоциклы, сами авиационщики определяют как забивание гвоздей микроскопом. Конечно, какие-то деньги на этом завод зарабатывает. Куда они деваются — это уже другой вопрос. Во всяком случае, не на зарплаты, это точно.

Картина складывается грустная. Попробуем добавить оптимизма. Не всем в Рыбинске живется так плохо. Начальник милиции, например, получил с подачи администрации завода двухъярусную квартиру в новом доме. Не потому ли, что он — нужный человек, а таких надо подкармливать?

Схема, в общем, не новая. Таких примеров в нашей стране уже много. Берется действующее предприятие, высасывается из него все, что можно, а потом акции его потихонечку продаются. Складывается впечатление, что видимо, так и планировалось, но вмешалось одно «но». Появилась возможность заработать еще больше.

Времена меняются. Страна тоже. Всем понятно, что сильная страна — это в том числе и боеспособная армия, оснащенная новой техникой. А где ее взять, если оборонная промышленность была вынуждена переключиться на производство кастрюль?

Итак, оборонку начали поднимать. Деньги для этой цели уже выделены немалые, и еще большие — в перспективе. В авиации, например, сейчас речь идет о создании истребителя пятого поколения — принципиально новой модели, над которой работают наши ученые. Но разработка новой техники планируется прежде всего на базе государственных предприятий. Это было озвучено чиновниками самого высокого ранга. Вот после этого начинаются странные метаморфозы. Совсем недавно Ласточкин в своем интервью одной из газет заявил, что более трех четвертей акций НПО контролируется менеджментом компании. А тут вдруг оказывается, что 51% акций НПО «Сатурн» принадлежит государству. По крайней, мере по заявлениям этого самого менеджмента. И когда только государство успело прибарахлиться?

О планах руководства НПО «Сатурн» догадаться, конечно, несложно. Любое прибыльное начинание важно вовремя возглавить, а значит, взять под свой контроль. Как правило, основной причиной этого является не столько само производство, сколько те средства, которые на это отпущены. Так что можно опасаться развала уже не одного предприятия, а целой отрасли.

Для самого Ласточкина государственные заказы, понятно, золотая жила. Выгодно это. Насколько это выгодно государству — другой разговор. Думаем, что не очень. Но это уже совсем другая история.

К сожалению, людей с психологией временщиков, замашками удельных князьков и бездонными, как океанские глубины, карманами, у нас в стране много. Даже слишком много. А самолеты тем временем все падают и падают.

Источник

ШЕЛГУНОВ Валерий Иванович

ШЕЛГУНОВ Валерий Иванович — депутат Государственной Думы Ярославской области 2-го созыва ( 1996 — 2000), генеральный директор АО «Рыбинские моторы» ( 1995 — 1997).

Валерий Шелгунов родился 1 августа 1951 г. После окончания вуза работал на Рыбинском моторостроительном заводе — был инженером, начальником цеха, главным инженером предприятия.

В апреле 1995 на собрании акционеров АО «Рыбинские моторы» при поддержке Госкомоборонпрома был избран генеральным директором вместо .

Вскоре вокруг завода, находившегося в тяжёлом положении, разгорелся очередной серьёзный конфликт. Вот как писала об этом газета « Коммерсантъ» в номере за 24 августа 1995 года:

« Интрига вокруг АО „Рыбинские моторы“ закрутилась после того, как шеф ФУДН (директор Федерального управления по делам о несостоятельности Пётр Мостовой — ред.) своим распоряжением снял директора предприятия Валерия Шелгунова и назначил на завод антикризисным управляющим Альбину Калинину. Основанием для этих действий стал акт о несостоятельности предприятия, изданный федеральным управлением. На требование прибывшего в Рыбинск представителя управления передать дела Калининой Шелгунов ответил отказом. Представитель управления по делам банкротств добился лишь выдачи печати, которую, впрочем, директор завода вскоре заменил дубликатом. А Калинину на следующий же день на предприятие не пустил ОМОН, который по приказу губернатора (А.И. Лисицына — ред.) стоит на входе в заводское управление. Состоявшийся во вторник визит Петра Мостового в Ярославль и Рыбинск также не принес ощутимых результатов. Госсекретарь правительства Ярославской области (С.А. Вахруков — ред.) заявил Мостовому от лица местных властей категорическое несогласие с решением управления. Ради сохранения стабильной ситуации на заводе местные власти считают необходимым отменить распоряжение о смещении Шелгунова».

Читайте также:  У электрической газонокосилки задымился мотор

По мнению « Коммерсанта», позиция областных властей объяснялась опасением, «что приход на „Рыбинские моторы“ нового руководителя ускорит процесс передачи в муниципальную собственность объектов социальной сферы завода, которые тяжким бременем лягут на областной бюджет».

А действия федерального центра диктовались постановлением правительства, в соответствии с которым госпакет в 37% акций рыбинского завода предполагалось продать. Покупателем госпакета могло стать совместное предприятие, образованное при активном участии « Газпрома». В свою очередь, «Газпрому» «Рыбинские моторы» были нужны как производитель газоперекачивающих агрегатов, которые крупнейший российский монополист в то время покупал за рубежом. Валерий Шелгунов, поддерживавшийся Госкомоборонпромом, выступал против продажи всего госпакета.

В итоге возобладала позиция Шелгунова и администрации Ярославской области.

25 февраля 1996 Шелгунов был избран депутатом Государственной Думы Ярославской области 2-го созыва по 35 округу ( набрал 2780 голосов — 28,6%).

В июле 1996 собрание акционеров « моторостроения» избрало председателем своего совета директоров гендиректора « Рыбинских моторов» Валерия Шелгунова. Вскоре собрание акционеров АО «Рыбинские моторы» избрало председателем совета директоров « РМ» гендиректора АО « моторостроения» Александра Новикова. Это был первый шаг к слиянию двух предприятий.

2 сентября 1997 года, после череды конфликтов с акционерами, Валерий Шелгунов решением совета директоров АО «Рыбинские моторы» был освобождён от должности генерального директора.

Уехав из Рыбинска, работал на Внуковском авиационно-ремонтном заводе.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источник

1990-2000: приватизация, выживание, реформы

Нельзя без эмоций вспоминать девяностые. Для всей страны, для пятнадцати новых стран, это пока даже не история — это буквально вчерашний день. Для кого-то счастливый, для кого-то горестный. Вопрос выживания перемежался с вопросом глобальных амбиций. И в этом отношении рыбинский моторостроительный завод был как человек: старался изо всех сил преодолеть этот период, но не мог предугадать, что его ждёт дальше. Как это было — в самом «лихом» выпуске из цикла «Заводные будни».

Начало перемен

Начало девяностых ознаменовалось для страны коренными изменениями: распадом СССР и сменой государственного строя. Тем не менее, первые пару лет на Рыбинске и заводе это отражалось не столь сильно. Численность населения в 1990-м достигла пика: 253 тысячи человек.

Оксана Гожалимова, заведующая сектором истории края рыбинского музея-заповедника: «Но девяностые годы — это, конечно, время слома. В стране введена карточная система, всё покупали по талонным книжкам. Было плохо с продуктами, огромные очереди. Начинаются задержки заработной платы на многих предприятиях, протестные митинги. Пожалуй, в них принимало участие всё работающее население города. В основном, митинги проходили у ДС “Полёт”, вызывали власти к ответу. Эти тяжёлые времена пришлись на Рубцова, Степанова».

При этом город продолжал развиваться: заканчивали строить дорожные развязки через Черёмуху и между Скомороховой горой и Веретьем. Моторостроители закладывали последние кирпичи в «каскадники». На посту директора завода оставался Валерий Аникин.

16-го декабря 1991-го года объединение переименовали в Российское государственное предприятие «Рыбинский моторостроительный завод». Спустя меньше года, 27-го ноября 1992-го, в рамках приватизации новой формой собственности стало акционерное общество, а название сменилось на «Рыбинские моторы».

В отличие от многих других заводов города и страны, первые годы девяностых шли для завода неплохо: были заказы, были и деньги. Отсутствие конкурентов позволило получить фактически монополию на выпуск и ремонт двигателей Д-30КУ и КП — этот источник до сих пор один из основных в бюджете предприятия.

В 1993-м началась разработка первой российской газовой турбины большой мощности ГТД-110 для оснащения электростанций, той самой, что и спустя 23 года не потеряла актуальности.

Удивительно, но даже в середине кризисного десятилетия, когда почти любое строительство сворачивалось, завод продолжал финансировать возведение школы №12. Ей суждено будет стать сначала долгостроем, а потом — одним из лучших образовательных центров страны с большим будущим и отличной инфраструктурой. Но, как и в случае с НПО «Сатурн», этого пришлось подождать. Потому что даже самый здоровый организм отдельного завода не может долго избегать болезней экономики целой страны.

Эпоха пуховиков и тушёнки

Вплоть до 1995-го года у «Рыбинских моторов» не было затруднений с производством. «Магма», «Призма», спичечная фабрика «Маяк» в Рыбинске и другие предприятия останавливались, поэтому дефицита кадров не наблюдалось. Проблема была со сбытом: у заказчиков попросту кончились деньги. Тогда пришлось применять один из немногих работавших экономических механизмов девяностых — бартер. Двигатели поставлялись в Китай и Индию в обмен на товары: тушёнку, сосиски, чай, пуховики.

Читайте также:  Порядок затяжки коллектора 402 мотор

Отсутствие реальных денег вызывало задержки зарплаты, с которыми завод пытался бороться по мере сил. Так, на территории «Рыбинских моторов», в корпусе №2, обустроили специальный магазин «Магнум». Там можно было получить те самые товары, приходившие на предприятие по бартеру: продукты из Индии, теле- и аудиоаппаратуру. Более того, в счёт задерживаемой заработной платы моторостроитель мог взять, например, сахар. Те, кто помнят девяностые, понимают — для многих такая поддержка была жизненно важной.

Проблемы ещё больше усугубились со сменой генерального директора. Решением Собрания акционеров Аникин не был переизбран на главный пост. Должность досталась Валерию Шелгунову, бывшему главному инженеру, успевшему после развала Союза поработать пару лет в частной компании. К сожалению, отметиться значимыми достижениями он не смог.

Слияние с РКБМ и новый старт

Впрочем, именно при Валерии Шелгунове произошло одно из поворотных в истории завода событий: в феврале 1997-го предприятие вновь воссоединилось с Рыбинским конструкторским бюро моторостроения. Большую роль в этом слиянии сыграл финансовый директор «Рыбинских моторов», который в будущем долгое время будет определять вектор развития предприятия — Юрий Ласточкин.

Решение оказалось выгодным для обеих сторон. Главный конструктор РКБМ Александр Новиков прекрасно понимал цену и кадрам, и своевременным решениям. Так, в середине девяностых он первым в России обратил внимание на то, что использование самолётов малой авиации для сельскохозяйственных работ проходит успешно во всём мире, а в нашей стране производство таких воздушных судов стоит на месте. Проблема была в отсутствии дизельных двигателей, и рыбинское КБ разработало уникальный для страны ДН-200. В то же время, подобными побочными и сиюминутными проектами приходилось заниматься лишь потому, что стабильного госзаказа не было. С каждый днём квалифицированные кадры утекали сквозь пальцы, и выходом стало слияние — с тем, у кого эти заказы были.

Осенью того же года Шелгунов покинул свой пост, руководителем объединённого предприятия стал Юрий Ласточкин, готовый претворять в жизнь самые решительные изменения, чтобы вернуть завод на курс роста.

Визит мэра Москвы Юрия Лужкова

Большое внимание уделили актуальным в те годы энергетическим проектам. На базе выработавших ресурс двигателей Д-30КУ/КП начали выпускать установки для ГТЭС мощностью 6-8 МВт. Предприятие добилось господдержки в рамках производства так называемых наземных двигателей для ГТЭС-2,5. Решалась проблема с кадрами: из-за присоединения новых структур, специалисты стали ещё более востребованными. В тяжёлые девяностые люди на завод практически не приходили. Средний возраст руководителей составлял 56 лет. Если вспомнить о продолжительности жизни в те годы, становится понятно, почему предприятию так срочно требовалась «свежая кровь», и выход удалось найти. Завод стал плотнее сотрудничать с рыбинской авиационной академией, которая готовила будущих специалистов и руководителей. А квалифицированных конструкторов пришлось разыскивать по всей стране — в бедственном положении тогда оказались многие предприятия, и работники с радостью шли туда, где видели перспективу. Так из Перми в Рыбинск переехал и новый генеральный конструктор компании Михаил Кузменко, а за ним и десятки его коллег.

Было принято много других, не таких заметных, но, безусловно, важных решений. Например, отказ от производства молочных сепараторов, которые десятки лет производил завод в рамках конверсии, но совершенно не вписывались в новый вектор развития и реалии рыночной экономики.

Награды рыбинских моторостроителей

В 1999-м году в состав предприятия войдёт имущественный комплекс бывшего Волжского машиностроительного завода, который впоследствии станет компанией АО «ОДК — Газовые турбины». Дальше будет много других интересных событий: и участие в крупнейшем международном проекте по созданию нового двигателя для пассажирских самолетов, и глубокое вхождение в тему создания нового двигателя для фронтовой авиации, и визиты на предприятие Владимира Путина. Всё это случится уже в эпоху подъёма, в нулевые. Но это тема для следующей главы.

Источник